Femina (02/06/2003)

Наташа Сен-Пьер: прекрасный год

Всё складывается как нельзя лучше для юной канадки. Она получила награду «Открытие года» на восемнадцатой церемонии вручения Les Victoires de la musique. В июне она даже споёт дуэтом с Джонни Халлидеем во время его турне по стадионам! Беседа о безупречном творческом пути.

Триумфальное турне во Франции, 750 000 проданных экземпляров альбома «De l’amour le mieux»… Вы щиплете себя, чтобы в это поверить?
Это огромная радость, потому что я бы никогда не подумала, что успех придёт так быстро. Но, чтобы быть абсолютно искренней, я в самом деле на это надеялась! Быть принятой вот так, с распростёртыми объятиями, французской публикой – это замечательно. Здесь невероятные люди: они узнают меня, даже когда я спускаюсь в булочную внизу своего дома.

На сцене Вы чувствуете себя, как рыба в воде?
О, да! Именно там можно на самом деле судить об артисте. Так что я расслабляюсь. А когда я не на сцене, мне её не хватает… К счастью, всё лето я буду на гастролях в Канаде, и вернусь петь во Францию в 2004 году. И к тому же, будет ещё тот самый дуэт с Джонни во время его шоу в июне. Петь с такой звездой, перед его публикой — это очень волнующе…

Вы никогда не даёте себе немного передохнуть?
Редко. Я неспособна жить без какого-либо профессионального проекта. Хотя я и делаю перерывы, чтобы встречаться со своим парнем в Квебеке или насладиться Парижем, где отныне живу большую часть времени. Мне всегда не терпится что-нибудь начать… Если в течение трёх месяцев я мечтаю дать какой-то определённый концерт, то в день премьеры у меня должна быть новая перспектива в поле зрения. Я никогда не живу настоящим, я всегда думаю о будущем. Это один из моих самых больших недостатков.

Вашей карьерой занимались добрые гении: Обиспо, Гару… Кого бы Вам хотелось поблагодарить в особенности?
Трудно сказать… Есть, например, Ги Клутье, мой агент, с которым я работаю в повседневной жизни и который принимает участие во всех аспектах моей карьеры. Что касается музыки, я особенно близка к Паскалю Обиспо. С Гару я сейчас вижусь, прежде всего, как с другом. Но он действительно подарил мне огромную удачу, позволив мне петь в первом отделении своих концертов после нашей встречи на «Notre-Dame de Paris», где я играла Флёр-де-Лис. На самом деле, я не могу благодарить кого-то одного больше, чем другого! Все они «мужчины моей жизни»!

Вы всегда говорили о вашем восхищении Селин Дион. Она воплощает в себе всё то, чем Вы мечтаете быть?
На самом деле, у меня нет абсолютного кумира. Я слушаю Селин с тех пор, как была совсем маленькой. Я обожаю её голос, её песни… И я восхищаюсь ей за то, что она вкладывает столько энергии в свою профессию, посвящает ей всю свою жизнь. Но не всё в её карьере восхищает меня! Мне также очень нравится естественность Шерил Кроу, её манера делать то, что она хочет, когда хочет, за то, что она, может быть, более свободна, чем Селин. И я большая поклонница музыки Дженис Джоплин… На самом деле, мне надо бы придумать себе совершенного кумира, собрав частички каждого артиста, которым я восхищаюсь. (Смеётся).

Вы никогда не боялись, что французская публика подумает: «Ещё одна канадская певица!»?
Придя после Селин Дион, Изабель Буле, Линды Леме… я ожидала такой мысли. Так что я вбила себе в голову, что мне нужно бороться немного сильнее, чем другие, чтобы заставить признать себя. Но каждый раз, когда я ставлю себе такое условие, меня ожидает приятный сюрприз – констатировать, что всё происходит лучше, чем я думала. Очевидно, места хватает всем!

В 22 года у Вас за плечами уже около пятнадцати лет карьеры… Вы пожертвовали своим детством?
Нет. В отличие, например, от Ванессы Паради, я не добилась немедленного успеха, который мог бы оказаться опустошительным… Когда я дебютировала в возрасте 8 лет, я принимала всё это за игру. Хотя я и записала первый альбом в 14 лет, и у меня были агенты, я продолжала думать, что моя жизнь не здесь. Я всё делала по-своему! На самом деле, до своего восемнадцатилетия я хотела стать биологом…

Что заставило Вас от этого отказаться?
В 17 лет мне пришлось прекратить петь в течение года, чтобы уладить проблемы, связанные с контрактом. Именно тогда я действительно осознала, что мне безумно трудно обходиться без пения, которое, может быть, представляло собой большее, чем простое времяпрепровождение. Когда Ги Клутье взял мою карьеру в свои руки, и я выпустила новый альбом «Je n’ai que mon â me», я решила, что на этот раз я становлюсь певицей «по-настоящему». Во всяком случае, я всегда была крайне серьёзной. Я не переживала переходный возраст… И если бы я не заняла всё это время песней, я бы посвятила его учёбе или какому-либо спорту.

Вы скорее весёлая девушка, а Ваши песни меланхоличны. Какова же настоящая Наташа?
Я нахожусь где-то между ними. Я такая же, как все люди, у меня бывают хорошие и плохие дни. В то же время, меня привлекают мрачные тексты. Может быть, потому что в жизни я неспособна говорить мучительные вещи, и я ещё никогда ни с кем не ссорилась… Но не волнуйтесь, мой следующий альбом будет более позитивным, чем предыдущие!

Вы действительно думаете, что «песни ни на что не годны» (песня с её диска, прим. ред.)?
Что касается меня, то мне они нужны, чтобы переживать свои страсти и передавать чувства, которые мне трудно выразить в повседневной жизни. Но никакая песня и правда не может заменить дорогое существо…

Интервью: Сабин Майда

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.