Télé 7 jours (30/11/2013)

Наташа Сен-Пьер: свободная уроженка Квебека

ИНТЕРВЬЮ. Редчайший случай для певицы: она стала телеведущей. В 32 года, в перерывах между передачей Les Chansons d’abord и предстоящим представлением Евровидения, смешливая уроженка Квебека остаётся ангажированной женщиной. Её желание родить ребёнка, сниматься в кино и попробовать новую жизнь… Встреча с не похожим ни на кого человеком.

Едва покинув съёмочную площадку The Voice в Бельгии, где она в течение двух сезонов является тренером, элегантная Наташа вернулась в Париж и свой район, Монмартр, где у нас назначена встреча. Как и Дженифер, певица демонстрирует своё желание передавать лучшие свои знания молодым артистам…

Опираясь на свои восемнадцать лет певческой карьеры, чему Вы учите Талантов на шоу The Voice в Бельгии?
В этом году я привела их на уроки актёрского мастерства и танца живота. Они ещё не знают об этом, но я также предложу им ненастоящую пресс-конференцию. Журналисты проходят обучение, чтобы проводить интервью, но у нас, артистов, нет уроков, чтобы отвечать им. Так что я научу их правильно выражать свои мысли.

С начала осени Вы также ведёте передачу Les Chansons d’abord на телеканале France 3, которая собирает более миллиона зрителей по воскресеньям во второй половине дня. Значит, телевидение и музыка хорошо уживаются друг с другом…
Я веду передачу не как журналистка. Мои гости сразу же чувствуют себя уютно. Мои авторы иногда предлагают мне вопросы, которые я должна задавать артистам. А я им говорю: «Нет, вот этот — «Это зрелый альбом?» — им не понравится!» В конечном счёте, программа нравится и молодёжи и людям постарше.

Вместе с Анггун и Элизой Товати вы участвуете в альбоме Thérèse, vivre d’amour — диске с песенными версиями стихотворений Святой Терезы из Лизьё, которые были положены на музыку Грегуаром. Странная идея, разве нет?
Это могло бы быть очень трудным для моего имиджа. Я это знаю, но мне было всё равно. Мне просто понравились песни. Моё эго певицы знало «платиновые» диски, всё, что нужно, чтобы тебе было хорошо. Сегодня я занимаюсь только теми проектами, которые мне нравятся. Мой предыдущий альбом, Bonne nouvelle, не снискал популярности, тем хуже. Он мой самый любимый из всей моей дискографии. Я — как художник: иногда ему приходят хорошие идеи, иногда плохие. Если не попытаться, никогда не узнаешь.

Музыка в Вашей жизни была хорошей идеей?
Музыка сама выбрала меня! В возрасте 8 лет мой учитель дал каждому ученику музыкальный инструмент. К несчастью, мне достался ксилофон. Моя мама всегда говорила мне, что, когда тебе что-то не нравится, нужно не критиковать, а предлагать. Поэтому я попросилась петь. Этот преподаватель, саксофонист, нашёл, что у меня красивый голос, и взял меня в свою группу. Всё очень быстро последовало одно за другим. В 14 лет мне предложили записать альбом, потом второй… Я поступила на медицинский факультет по специальности сестринское дело, но меня выбрали исполнять роль Флёр де Лис в мюзикле Notre-Dame de Paris в Англии. Потом было Евровидение и дуэт с Паскалем Обиспо (Mourir demain). До 25 лет я занималась исключительно музыкой, никогда не принимала решения. Есть люди, мечтающие об успехе и славе. Для меня петь было легко. Я не осознавала, что получить «платиновый» диск — это трудная задача.

Поэтому в 25 лет Вы взяли годичный отпуск. Чем Вы занимались?
Готовкой, живописью, оформлением интерьера… Я много путешествовала, начала заниматься дайвингом с экологической целью. Я больше не хотела быть певицей, я хотела стать медсестрой. А потом поняла, что, когда ты лечишь людей, ты видишь результат сразу же. А когда поёшь, ты не знаешь, что ты им даёшь. Поэтому я вернулась к музыке, но при условии, что буду иметь возможность заниматься тем, что мне нравится: телевидение, театр, кино и радио тоже. Валери Мишлен и Сабин Фётрель, бывшие сотрудницы Sony Music, организовали свою контору и последовали за мной. Сегодня я хочу рисковать больше, чем певица, которая довольствуется тем, что живёт своим увлечением.

Полтора года назад Вы вышли замуж за Грегори, пожарного из Парижа. Как в повседневной жизни вы переживаете такую разную славу — он звезда в тени, а Вы просто звезда?
Его профессия многое мне даёт, а моя ему не очень-то многое. Когда я возвращаюсь домой и сравниваю свои дни, даже самые тяжёлые, с его, где он иногда видит ужасные вещи, я говорю себе, что, в конечном счёте, у меня всё прошло не так уж и плохо.

Вашей паре трудно было управляться со славой?
Сначала да, сейчас уже нет. Грегори знает всё о французской эстраде, он с ней вырос. Первый раз он сопровождал меня на Restos du cœur. Он открыл для себя реальность вне внешнего блеска.

Как вы познакомились?
Я патронирую ассоциацию «Objectif Atlantide» («Цель — Атлантида»), защищающую экосистему. Во время командировки в Джибути я участвовала в переписи морского населения, а Грегори также был там в командировке, поскольку его специализация — дайвинг. Кстати, накануне нашей свадьбы его вызвали на спасение потерпевших при крушении лайнера Costa Concordia. В конечном счёте, ему не пришлось туда ехать.

Жить с пожарным — мечта многих женщин…
И я приукрашу эту мечту: в армии они учатся выполнять все домашние обязанности! Например, когда я возвращаюсь с концерта, у меня нет времени гладить бельё, он делает это за меня…

Вы хотите создать семью?
Мы думаем об этом. Мой гинеколог объяснил мне, что, если мы не будем часто встречаться, есть риск, что нам будет трудно зачать ребёнка. Так что он посоветовал нам начать прямо сейчас. Но я не знаю, сделаем ли мы это в январе или в июне. Мы взялись за это, и, если всё пойдёт, как надо, это случится в 2014 году.

Ваша мать медсестра. Ваш отец преподавал трудным подросткам, затем занимался несовершеннолетними преступниками в тюрьме. А Вы принимаете очень активное участие в благотворительных ассоциациях, таких, как Les Restos du cœur
Мы с моим братом с очень раннего возраста сталкивались с инвалидами, пожилыми людьми и преступниками. Помню, как отец пригласил провести у нас Рождество двух молодых франкоговорящих заключённых, чьи дела были на рассмотрении о переводе. «Когда в 14 лет сидишь в тюрьме, — сказал он, — это не наша вина, а, скорее, вина родителей». Так что видеть страдающих людей не внушает мне страха.

Вы, вроде бы, хотите стать врачом-диетологом…
Я полтора года учусь заочно, и в этом году записалась на экзамен экстерном. Если однажды я решу вернуться в Канаду, стать мамой и быть дома каждый вечер, я хотела бы иметь возможность работать. Мне всегда нравилось учиться. Я была из тех хороших учениц, которых обычно ненавидят в школе. Мне кажется, что в своей профессии певицы я больше ничему особенно не учусь. А область здоровья в целом — это мир, который мне нравится.

А о кино Вы думаете?
Конечно. В Квебеке я являюсь участницей НЛИ (Национальной Лиги Импровизации). Недано мне пришлось отказаться от съёмок в фильме, где я играла проститутку, просто потому что эта роль противоречила моему диску о Святой Терезе из Лизьё…

Какие у Вас отношения с другими канадскими певцами?
С некоторыми мы друзья, например, с Селин Дион. Мы делали спецвыпуск Les chansons d’abord с её участием, и нас разобрал такой неудержимый хохот, что нам пришлось прервать съёмку на целых пятнадцать минут! Во Франции нет «канадской мафии», но, когда мы встречаемся, мы рады возможности поговорить друг с другом с нашим акцентом…

Интервью: Тома Гетнер.

Наташа и Евровидение
В мае 2014 года она будет комментатором конкурса вместе с Сирилем Ферро. Счастливое совпадение — певица вновь увидит Данию, где представляла Францию двенадцать лет назад. Приятное воспоминание, потому что она заняла четвёртое место в 2001 году с песней Je n’ai que mon âme. «Мне нравятся все аспекты Евровидения, — говорит она, — хорошие и плохие: музыка, шоу и старомодность. Это предприятие — подарок для меня. А когда мне что-то нравится, я погружаюсь в это с головой!»

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.