Nous Deux (18/02/2014)

Наташа Сен-Пьер: «Я боюсь становиться мамой…»

Член жюри в программе The Voice в Бельгии, ведущая на телеканале France 3 и певица — у Наташи Сен-Пьер, конечно, много удач. Не считая того, что она и её муж Грегори, парижский пожарный, нежно любят друг друга. Она встретилась с Nous Deux, чтобы сделать несколько откровенных признаний…

Передачей Les chansons d’abord, идущей по воскресеньям во второй половине дня на телеканале France 3, Наташа чествует французскую песню. Для 33-летней молодой женщины это мечта, ставшая реальностью. The Voice в Бельгии, подготовка к следующему шоу и запись диска — она никогда не останавливается. Она с улыбкой ответила на наши вопросы.

Nous Deux: Теперь Вы — ведущая эстрадной передачи Les chansons d’abord, это некая прихоть?
Наташа Сен-Пьер: Абсолютно нет! Это давняя мечта. Представьте себе, что детьми мы с моей кузиной, стоя перед большой видеокамерой, придумывали телепередачи. Я всегда обожала практичные передачи типа Comment ça va bien! Стефана Берна или Télématin, где говорят о красоте, кулинарии, новостях. Это передачи, имеющие публичную пользу!

То, что Вы сами певица, должно помогать не задавать артистам неудачных вопросов?
И да, и нет. Скажем так, я всегда нахожусь между двух огней. С одной стороны, мой продюсер, который просит меня в наушник, чтобы такой-то спел а капелла, а с другой — желание избавить от этого своего гостя. Я знаю, как певцы ненавидят это! Мне действительно нравится эта новая роль. Я узнаю их более глубоко, это прекрасный обмен. К некоторым у меня уже возниклв настоящая симпатия: к Ализе, Пьеру Перре, Адамо. Нет человека благороднее Адамо! Мне бы безумно хотелось принять Франсиса Кабреля, он мой кумир уже много лет.

Вот уже десять лет Вы живёте во Франции, вас никогда не посещает тоска по родине?
Мне иногда не хватает больших пространств, лесов… Особенно сейчас! Надо сказать, что у меня впервые не было времени вернуться в Канаду на Рождество. Мы купили дом на Юго-Западе и тоже не смогли туда поехать. Я очень люблю эту область Франции. Люди там искренние и милые. В конечном счёте, сейчас моя культура очень французская, хотя я сохранила канадское гражданство. Да, я остаюсь очень патриотичной, даже на расстоянии!

Ваш отец был спасателем, Ваш муж Грегори — парижский пожарный. Далековато от мира песни!
Это так и есть, и, наверное, именно это стало для меня проблемой в какой-то момент жизни… И Вы забываете, что мама медсестра! Я всегда жила с людьми, приходившими на помощь другим, спасавшими жизни, так что в 2008 году я спросила себя, что простая певица, которой я была, делает для других, чем я полезна. Мне потребовался год вдали от пения, год путешествий и времени, посвящённого себе, чтобы, в конце концов, понять, что можно также помогать другим, исполняя песни. Сегодня я чувствую себя комфортно в своей профессии.

Не слишком ли велика в повседневной жизни пропасть между пожарным и певицей?
Грегори рискует жизнью ради людей, которых он даже не знает, далековато от моей профессии, это факт. Его благородство простирается гораздо дальше моего, и я им очень восхищаюсь за это. Но это не мшеает ему уделять внимание моему миру, моим проектам. Он понимает мои переживания, хотя они могли бы казаться ему ничтожными. Иногда он также сопровождает меня.

И как обстоят дела с долгожданным ребёнком? Вы говорили о его возможном появлении в 2014 году…
Недавно Грегори сделал мне такое же замечание, что и Вы! Ну да, сейчас 2014, а я обещала… Как Вам сказать? На самом деле, я боюсь… Я как будто страшусь, что должна взять на себя эту ответственность. Я боюсь не суметь сделать всё так, как надо, но я думаю, что это нормально до появления первого ребёнка. И потом, у меня сложная жизнь, состоящая из поездок, долгосрочных проектов. В данный момент я не могу сказать, что в 33 года страдаю от отсутствия детей. Отвечая на Ваш вопрос, я не исключаю родить ребёнка в этом году, но я себя к этому и не принуждаю тоже.

Если бы ребёнок появился в этом году, Вы бы отказались от некоторых дел?
Это не очень мне свойственно, я предпочла бы управляться со всем одновременно. Моя мама всегда говорила мне, что я из тех, кто пытается пройти сквозь стену, и думает только, когда уже врезается в неё!

И вы скрыли от нас, что также продолжаете учёбу?
[Смеётся.] Да, я заочно изучаю питание и твёрдо решила сдать экзамен в будущем июне. Эта дисциплина увлекает меня, но я должна признаться, что очень опаздываю со сдачей заданий. Поверьте мне, я не сдамся на полпути.

Такое ощущение, что Вы могли бы отказаться от славы, чтобы вести нормальную жизнь, в тени…
Знаете, я веду нормальную жизнь. Мои друзья не певцы, а скорее, полицейские и пожарные. Пение — это плюс в моей жизни, но это не моя жизнь. Завтра я могла бы быть медсестрой, как я того хотела в 2008 году, или специалистом по вопросами питания, и я была бы этому очень рада. Как певица, я была избалована, знала большие успехи, «золотые» диски, я бы сказала, что моё эго было удовтелвторено, я больше не нахожусь в этом поиске. Мне больше не нужен взгляд других людей, чтобы любить себя. Я чувствую себя комфортно сама с собой.

В данный момент Вы — член жюри в The Voice в Бельгии. Вам нравится эта роль?
Это уже второй год, и я признаюсь, что позволила втянуть себя в игру. Моя команда из восьми талантов сформирована, и я нахожу много удовольствия в том, что искать вместе с ними песни, которые они будут петь. Это очень интересно, это некий вызов, который забавляет меня. Я всегда повторяю этим молодым людям, что The Voice — всего лишь игра, что в ней не поставлена на карту жизнь. Тебе могут отказать, но, тем не менее, это не значит, что твои мечты о славе навсегда отдаляются. Но я осознаю нашу ответственность, когда мы голосуем. И, наверное, мы иногда принимаем неправильные решения, мы не безупречны.

Интервью взято Давидом Лелэ-Эло.

По пути на Евровидение.
В 2001 году, в Дании, Наташа представляла Францию на Евровидении с песней Je n’ai que mon âme Робера Гольдмана, брата Жан-Жака. Тринадцать лет спустя, 10 мая, всё так же в Дании — «Круг замкнулся», — говорит Наташа, — она будет комментировать Евровидение вместе с Сирилем Феро. Она давно мечтала об этом. «Я не знала об этом конкурсе до приезда во Францию, но очень быстро полюбила его, мне нравится аспект «большого шоу», а также костюмы», — объясняет она.

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.