Gala (23/11/2016)

Наташа Сен-Пьер: «Мой сын Бишенте — выживший»

Её малышу была сделана операция на открытом сердце. Сегодня он выздоровел и справляет в семейном кругу свой первый день рождения в парижском Диснейленде.

Фотографии: Банжамен Декуан.
Причёски: Оливье Кудер.
Макияж: Клемантин Жарро.
Стилист: Малика Слимани
Спасибо парижскому Диснейленду.

Первый ребёнок певицы и её супруга Грегори — чудом выздоровевший малыш. Его пришлось оперировать спустя несколько месяцев после рождения из-за порока сердца. Наташа празднует первый год его жизни в эксклюзивном материале Gala.

Парижский Диснейленд ноябрьским днём. На дорожках парка падают и весело кружатся кленовые листья. Внутри по-североамерикански комфортного отеля «Disney’s Newport Bay Club» настроение такое же праздничное. В апартаментах на девятом этаже Наташа Сен-Пьер и Грегори, её супруг с марта 2012 года, готовятся праздновать первый день рождения их сына Бишенте. Малыш пошёл менее трёх недель назад. Он красив, как ангел. Его улыбки — это солнышки, рассеивающие мрачные времена, которые пережила семья в последние месяцы…

GALA: Вы исполняете песню «Vers le ciel» из мультфильма «Храбрая сердцем», на сборнике «We love Disney 3» (лейбл Mercury). Выбор этой песни стал чем-то само собой разумеющимся?
НАТАША СЕН-ПЬЕР: По правде говоря, мне её предложили. Но мне показалось, что эта песня мне подходит. Я по-своему бунтарка, я не панк, но у меня твёрдый характер. А ещё у этой песни очень фолковая аранжировка, я уже попробовала поработать в этом музыкальном стиле на своём альбоме «Mon Acadie», ставшим данью уважения моим канадским корням.

GALA: Вы поёте: «Я сумею услышать легенду, управлять своей судьбой». Эти слова обретают ещё больший смысл, учитывая, что вы приняли решение выйти замуж, стать матерью и поселиться в юго-западном регионе страны вместе с супругом Грегори и сыном Бишенте…
Н. С-П.: Моя семейная жизнь важнее карьеры, это уже не вызывает сомнений, хотя они вполне совместимы друг с другом. Вопрос в желании и организации. Приходиться мириться с поездками туда и обратно, с нехваткой сна… Я считала необходимым предложить своему ребёнку по-настоящему качественную жизнь.

GALA: Опасались ли вы, что вас поглотит звёздная жизнь?
Н. С-П: Я познала этот страх к двадцати пяти годам. Кстати, я тогда взяла перерыв на год, чтобы разобраться в себе. Артистическая профессия легко может вскружить голову. За кулисами переживаются маленькие «драмы»: спрашиваешь себя, почему тебя не пригласили на такую-то передачу, оспариваешь порядок своего выхода на другой съёмочной площадке… К счастью, я уже добилась некоторых успехов. Моё эго певицы было удовлетворено. Я отдалилась от всего этого, когда познакомилась с Грегори.

GALA: Вы узнали, что у вашего сына порок сердца, когда были на пятом месяце беременности. Как ваша пара восприняла этот диагноз?
Н. С-П.: Тетрада Фалло, патология Бишенте, часто сопровождается хромосомными болезнями. Мы сразу дали ему это имя, которое означает «тот, кто побеждает». До седьмого месяца беременности мы не знали, родится ли он с какими-то физическими или психическими нарушениями. Когда эти опасения отпали, это, конечно, было облегчением. Я не считала себя достаточно сильной, чтобы воспитывать ребёнка-инвалида с тяжёлыми нарушениями. Я знаю, о чём говорю: со стороны моей семьи есть случаи психических заболеваний.

GALA: Один из членов вашей семьи страдает тем же заболеванием сердца, что и Бишенте. Почувствовали ли вы себя преданной своей ДНК?
Н. С-П.: У двоих близких родственников, если быть точнее, тетрада Фалло. Но это не вызывало у меня чувство вины. Всё-таки история моей семьи скорее доказывает обратное, пока нельзя со стопроцентной вероятностью утверждать, что речь идёт о наследственном заболевании.

GALA: Беременной женщине часто кажется, что она защищает своего ребёнка от внешнего мира. Было ли тревожно от необходимости произвести Бишенте на свет?
Н. С-П.: Конец беременности настолько мучителен, что я ещё больше восприняла это как освобождение. Выживет ли он при родах? Нужно ли будет оперировать его сразу же? Выпустят ли нас из больницы? Я не люблю пребывать в неизвестности, и, наконец, получила, ко всему прочему, ответы на эти вопросы.

GALA: Спустя несколько часов после рождения Бишенте вы сообщили о его сердечном заболевании и необходимости хирургического вмешательства на своей странице в Facebook. Поделиться тайной было облегчением?
Н. С-П.: Мне, главное, хотелось быть той, кто сообщит об этом публике. Я продолжила сообщать новости о Бишенте, потому что родители госпитализированных детей страдают от своей изолированности. Находясь в одном и том же учреждении, семьи не осмеливаются заговаривать друг с другом. А ведь окружающим больного людям нужно выражать свои мысли. Я заметила это, когда ко мне приходили откровенно поговорить, потому что узнавали меня. Вопреки тому, что думают люди, они не одиноки перед лицом болезни. Один ребёнок из ста рождается с заболеванием сердца, это очень большая цифра! Я не чувствовала нездорового любопытства, никто меня не донимал. Наверное, сыграло роль то, что я рассказывала, через что прохожу.

GALA: Бишенте был успешно прооперирован в возрасте четырёх месяцев. Это было для вас чудом?
Н. С-П.: У нас, скорее, было ощущение, что мы пересекаем финишную черту долгого марафона. Поскольку мои родители живут в Канаде, а родители Грегори — в Новой Каледонии, мы не знали отдыха. Нам нельзя было позволять Бишенте плакать даже пару минут, из страха, что он будет задыхаться. Но наши тела, в конце концов, привыкли к усталости. И в любом случае, в стрессовых ситуациях я как дикое животное, предпочитаю, чтобы ко мне не подходили. Я попросила своих родителей ещё ненадолго оставить нас одних после операции. Мне хотелось положиться на свой единственный инстинкт.

GALA: Вы никогда не боялись худшего?
Н. С-П.: После операции Бишенте мы осознали, что у него не было игрушек. Думаю, подсознательно мы боялись, что у него не будет времени с ними играть. Самым важным было находиться рядом с ним. В ночь перед операцией я спала вместе с ним в больнице. Я не волновалась, но не исключала возможности, что небо заберёт у нас нашего ангелочка обратно. На следующее утро я, как ни странно, была умиротворённой. И сейчас ещё я наслаждаюсь каждой секундой его жизни.

GALA: У Бишенте нет никаких последствий болезни?
Н. С-П.: Он «полностью здоров», как говорят врачи. В течение всей жизни ему придётся раз в год посещать лечащего кардиолога. Но он сможет жить нормальной жизнью. Ему даже рекомендована физическая активность. Возможно, в подростковом возрасте ему придётся удалить повреждённый клапан лёгочной артерии, но его тело может и приспособиться к этому. Если бы мы приняли решение установить протез в его возрасте, нам пришлось бы планировать ещё одну операцию по его замене, когда закончился бы период роста. Он и так уже был очень мужественным и терпеливым. В четыре месяца ребёнку больше хочется ползать, чем лежать в постели, будучи обездвиженным проводами, дренажами Редона и электродами. Бишенте — выживший, он явно желал выздороветь.

GALA: Вы по-прежнему бдительная мама?
Н. С-П.: Ни чересчур бдительная, но и не абсолютно безмятежная. Я научилась расставаться с сыном, когда он перестал требовать грудь, в десять месяцев. Признаюсь, мне было трудно отдать его в чужие руки. Но сейчас он проводит по три дня у няни. В остальные дни недели её сменяем мы с Грегом. У меня чудесный муж, который одобряет, чтобы я давала себе немного отдыха.

GALA: Как восстанавливалась ваша пара после первых тяжёлых месяцев?
Н. С-П.: Мы меньше, чем раньше, выходим в свет, но нас это не ущемляет. Мы всегда были скорее домоседами. Мы садимся за стол к 20:00, после того, как уложим Бишенте спать, а потом смотрим какой-нибудь фильм, а потом валимся с ног от усталости. В полдень мы обедаем вдвоём, за неимением возможности устраивать себе романтические ужины. Но нас всё устраивает, мы счастливы.

GALA: Какие неожиданные силы вы у себя обнаружили?
Н. С-П.: Терпение. Мне его не хватало до того, как я стала мамой. Будучи жёсткой сама с собой, я была такой и с другими. Бишенте развил мою способность к сопереживанию. Хоть у меня и нет больше времени на людей, напрасно заморачивающихся из-за чего-либо.

GALA: Вы стали патронессой ассоциации «Нежное сердечко» («Petit Cœur de Beurre»), которая помогает родителям детей, страдающих заболеваниями сердца. Вы чувствовали себя обязанной?
Н. С-П.: В основном я испытывала желание поддерживать другие семьи. Я знаю круг их проблем, я их пережила сама. До того, как избрать певческую карьеру, я хотела стать медсестрой. Бишенте спасён. Я не могу лечить тела, но если могу успокоить души песней, улыбкой или своим присутствием, значит, рассчитываю быть полезной.

GALA: Вам хочется вновь стать матерью?
Н. С-П.: Не в ближайшем будущем. Я предпочитаю подождать, пока Бишенте станет более самостоятельным. Есть риск вновь пережить то, через что мы прошли, а может быть, даже хуже, но я доверяю жизни. Испытания, которые она нам посылает, преодолимы.

Беседовал Тома Дюран

Для своего мужа Грегори «Наташа — героиня повседневной жизни»

gala_gregorybixente«Не знаю, похожа ли Наташа на героиню мультфильма «Храбрая сердцем», я его не смотрел, но она, безусловно, боец, воин, героиня повседневной жизни. Мы встретились на краю света, в Джибути, во время спортивного рейда. Поначалу я был поражён её выносливостью. Её простота окончательно меня покорила. Я не знал, кто она такая. Я узнал об этом только под конец нашей поездки. Сейчас, когда она стала мамой, меня трогает нежность, которую она позволяет себе проявлять. В ней была сдержанность индейцев, людей, которые не так-то легко демонстрируют свои чувства. Принимая себя такой, какая есть, ещё с подросткового возраста, она думала, что будет строгой мамой. Она разрушила броню. Испытание, через которое мы прошли, сделало её чуть более «человечной», ещё более способной сопереживать, хотя она, как никогда раньше, ясно понимает суть мелочей жизни. Я стараюсь помогать ей, как только могу, для меня истинная радость проводить время с нашим сыном. Первые четыре месяца после рождения Бишенте мы жили в своём мирке, не зная, выживет ли он. Мы втроём продолжаем как можно больше наслаждаться жизнью. У Бишенте мамины глаза, а также и её характер, он сообразительный малыш. Я чувствую, что Наташа готова вернуться к своей работе певицы и телеведущей, я поддерживаю её в этом, я не боюсь делить её с публикой. Люди были к нам невероятно доброжелательны.»

С русскими субтитрами (перевод: Camille, субтитры: Lana Gross)

Оригинал интервью (частично)

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.