Closer (26/05/2017)

Наташа Сен-Пьер: «Из-за болезни сына певческая карьера не имела для меня больше никакого значения»

Когда она узнала, что её сын родится больным, певица Наташа Сен-Пьер превратилась в мать, борющуюся за своего ребёнка. Жестокая борьба, в которой она, в конце концов, победит и о которой подробно рассказывает в очень трогательной книге под названием «Моё нежное сердечко»…

Closer: Ваш сын Бишенте родился с пороком сердца, тетрадой Фалло. Почему Вы решили рассказать о его судьбе в книге?
Наташа Сен-Пьер: Мне это посоветовал мой издатель. Поначалу я колебалась. Но согласилась, потому что, во-первых, с моим сыном всё хорошо. А ещё мне, в свою очередь, хотелось помочь другим людям. Мой рассказ поможет матерям больных детей преодолеть страхи или же даст им надежду. Поможет и отцам, которые, может быть, спрашивают себя, что происходит в душах матерей.

— С самого рождения Бишенте Вы открыто рассказывали о состоянии его здоровья. Это было ваше общее решение с мужем Грегом?
— Мы оба были единого мнения. Я певица и знаю, что моя личная жизнь интересна людям. А в случае, если бы новость сообщили СМИ — ведь всё тайное, в конце концов, становится явным — мне не хотелось, чтобы они это сделали, не имея на руках всех данных. В конечном счёте, никто не забрасывал меня вопросами. Все были очень тактичны.

— Вы также признаётесь, что до появления Бишенте не хотели иметь детей. Думаете ли Вы, что Ваши слова могут шокировать?
— Я говорю об этом спокойно, потому что сейчас всё больше и больше женщин, которым за тридцать, разрываются между желанием стать матерью и своей привычной жизнью. До того, как я стала мамой, я не знала, что такое любовь к ребёнку: мне было достаточно своей жизни.

— После борьбы за жизнь сына Вы решили включиться в деятельность ассоциации «Нежное сердечко». Почему?
— Когда Бишенте пошёл на поправку, врачи больницы Некер рассказали мне об этой ассоциации. Она объединяет родителей, оказывающих друг другу поддержку во всём, что не касается медицинского аспекта. Её президент, Жан-Шарль Марген — замечательный человек, вызвавший у меня желание с ним работать.

— Вы также затрагиваете проблему профессионального плана: Ваш сын нуждался в Вас, но в то же время Вас ждала публика…
— В тот момент я не думала о карьере. Я задумалась о последствиях, только когда стала писать книгу. Профессия певицы не имела больше никакого значения, мне было всё равно, что станет с моей карьерой. Кстати, в тот момент я давно уже перестала петь. Душа к этому не лежала.

— В книге Вы уделяете много места карьере. Вы рассказываете, что в 2001 году, после участия в Евровидении, где заняли четвёртое место, Вы впали в депрессию…
— Это было моё первое поражение: я не научилась проигрывать. И вот я подумала: «Не во всём я лучшая».

— Вы также упоминаете о своём первом менеджере, который обворовывал вас и морально изводил. Что бы Вы по прошествии времени посоветовали юной Наташе?
— «Хоть ты и молода, не обязательно доверять опытному человеку, потому что это не всегда правильно.» По иронии судьбы человек, сделавший меня успешной, также превратил мою повседневную жизнь в кошмар.

— Паскаль Обиспо в данном случае предстаёт Вашим спасителем…
— Когда мы познакомились, он как раз недавно стал отцом, так что у него было немного гипертрофированное отцовское чувство. (Смеётся.) Именно он заметил, что я несчастлива. Когда он понял, что я не зарабатываю, не принимаю самостоятельно никаких решений, он мне сказал, что это ненормально. Оплатил мне услуги адвоката, потом помог найти менеджера, достойного доверия.

— Сейчас Вы по-прежнему общаетесь?
— Год назад мы вновь спели вместе на сцене и поняли, до какой степени нам это нравится. Нам бы очень хотелось снова поработать вместе, но это должно быть нечто совершенно новое. Нам нужно найти хорошую идею.

— Вы свободно говорите о деньгах в книге. Вас, как уроженку Канады, раздражает, что во Франции эта тема настолько запретная?
— Меня это очень забавляет! Во Франции нельзя быть богатым, но люди должны думать, что вы богаты. Я знаю, что мне повезло, я хорошо зарабатываю, но я и не миллионерша. Если тебя показывают по телевидению, это не значит, что ты богат.

— Вы также рассказываете, до какой степени любите спорт. Вам хотелось бы принять участие в передаче типа «Танцев со звёздами»?
— Честно говоря, они обращались ко мне, и я даже прошла пробы, но я знаю, что это за передача. Мне не нравятся эти их душещипательные сюжеты в перерывах между выступлениями.

— А как дела обстоят с музыкой?
— Я работаю над альбомом для детей, который выйдет в октябре. Мне хотелось создать нечто новое, чтобы тексты не были глупыми и нравились бы даже родителям. Потому что некоторые песни для детей могут свести с ума!

— Сейчас Бишенте полтора года. Как у него дела?
— Отлично. У него нет никаких противопоказаний. Ему просто надо раз в год посещать кардиолога для осмотра. Но позже у него будут проблемы административного характера, и это тоже часть моей борьбы. Взрослые, перенёсшие в детстве операцию на сердце, испытывают трудности с займами и страховкой.

— В последней главе Вы говорите о том, как расскажете ему о болезни. Вы с мужем много думали на эту тему?
— Мы сделали фотоальбом со всеми важными этапами, что пережили вместе. Когда он нас спросит, откуда у него шрам, он сможет понять. А если он вдруг захочет сделать доклад на эту тему в школе, чтобы объяснить товарищам, что с ним случилось, он это сможет.

Беседовал Мишель Серра.

5 фактов о Наташе, которые мы не знали

1) Когда она была моложе, её уговорили вставить грудные импланты, которые она потом убрала: «Мне хотелось иметь свою собственную грудь, пусть её почти что и нет, но она мне подходит.»
2) Несколько месяцев назад она получила диплом инструктора по йоге, которой занимается двенадцать лет.
3) Она была тренером в бельгийской версии шоу «Голос» и вела передачу «Les chansons d’abprd» на телеканале France 3.
4) Лучший совет, который дала ей Селин Дион? «Ты имеешь право говорить «Нет».»
5) Одно из её любимых хобби? Вязание! Она в совершенстве владеет спицами.

Оригинал интервью частично можно прочитать на сайте журнала.

Перевод видео с сайта:

— Вы читаете таблоиды?
— Да, я читаю таблоиды. Мне нравятся шуточки, подтексты, которые журналисты вставляют в свои комментарии, заметки. Зачастую мне это кажется забавным, очень уместным, очень-очень забавным.

— В какой ситуации Вам не хотелось бы быть запечатлённой на страницах Closer?
— К несчастью, я уже побывала в ситуации, в которой не хотела бы быть запечатлённой на страницах Closer. Это было много-много лет назад, но знаете, вы изменили мою жизнь. Я впервые проводила отпуск на Корсике, и на пляже впервые в жизни ходила топлесс. Я ведь канадка, а в Канаде не ходят на пляже топлесс. В общем, меня уговорили друзья, и я попробовала. Мало того, что на пляже я чувствовала себя не очень уютно, так ещё и меня сфотографировал папарацци. И когда я вернулась в Париж, эта фотография была на обложке Closer, на огромных плакатах, висевших на автобусах и повсюду. Короче, с голой грудью на пляже я чувствовала себя неуютно, но моя фотография с голой грудью, развешенная по всему Парижу… Стоит ли говорить о том, как мне было неловко! Это был последний раз, когда я загорала топлесс. И я никогда больше не буду этого делать. Вы нанесли мне непоправимый моральный ущерб. Правда.

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.