Public (12/02/2021)

Час с Наташей Сен-Пьер

Быть вдали от близких и публики во времена пандемии Covid-19? Для канадской звезды дело осложняется ещё и разрывом с мужем. Тем не менее она остаётся спокойной. Дзен, познаем дзен…

Public: С помощью вашей новой книги «Йога для занятых родителей» вы предлагаете снимать стресс. Возможно ли это в период самоизоляции?
Наташа Сен-Пьер: Да, но это дело добровольное. В тревожные моменты мы склонны замыкаться в себе: быть деятельным требует усилий. Сосредоточиться на дыхании, медитировать — всё это отнимает время. В идеале я посвящаю этому два часа в день, и это не всегда легко. В более глобальном смысле я стараюсь не заниматься йогой, а жить ей.

— Эта форма духовности дополняет вашу католическую веру, о которой вы поёте в последних альбомах?
— Да, это её воплощение в жизнь. Мы часто ассоциируем духовность с отрешённостью. Но она может быть чем-то большим.

— Вас заставили по-другому взглянуть на жизнь проблемы с сердцем вашего пятилетнего сына, прооперированного в младенчестве?
— Да. Ощущение, что прохожу через худшее, тот момент, когда я не знала, выживет ли Бишенте, — всё это привело к тому, что теперь ничто не кажется мне по-настоящему серьёзным. Но мне потребовалось время: я оставалась в напряжении несколько месяцев после его операции. Потом, в день, когда ему исполнился год, я расправила плечи и избавилась от стресса первых месяцев его жизни. Я начала изучать йогу, когда он был младенцем.

— После этих испытаний вы его холите и лелеете?
— Нет, но мы очень близки. Я, кстати, учу его «медитации любви», которая состоит в том, чтобы уделить минутку и подумать обо всех людях, которых любишь, и назвать их. Это способствует хорошему самочувствию.

— Материнство занимает центральное место в вашей жизни, хотя поначалу вы не хотели иметь детей.
— На самом деле это не было настоящим желанием. Я родила Бишенте достаточно поздно, в 35 лет. Мысль о том, что жизнь больше не будет крутиться вокруг меня, пугала. Мне хотелось иметь уверенность, что буду на высоте, что само по себе невозможно. Во время беременности я искала решения до того, как проблемы возникнут! Будущее вызывало тревогу.

— Вы бы хотели ещё ребёнка?
— Я разрываюсь. Есть страх вновь пережить рождение больного малыша. А исход может получиться не таким счастливым. Не знаю, хватило бы у меня мужества столкнуться с тем, через что прошла со своей дочерью Ингрид Шовен. В то же время я росла с братом, которого обожаю: мне бы хотелось, чтобы мой ребёнок познал это.

— В 12 лет вы выпустили сингл, в 14 — первый альбом… Было ли у вас вообще детство?
— Мои родители следили за тем, чтобы у меня была жизнь, а не только работа. Я играла в марблы, каталась на велосипеде, сидела у костра с друзьями… Несмотря на уроки вокала, начиная с 8 лет, и выступления по выходным!

— Вы были общительной, даже несмотря на такую слегка необычную жизнь?
— Не особенно. Я мало выражала эмоции. Всегда была очень застенчивой, а это иногда может быть воспринято, как снобизм.

— Будучи известным с юных лет, непременно начинаешь зазнаваться?
— Нет. Однако, оглядываясь назад, я бы предпочла, чтобы некоторые вещи случились позже. Когда участвовала в Евровидении, мне было 19 лет: у меня не было ни зрелости, ни умения абстрагироваться, чтобы насладиться моментом. После этого поражения я, кстати, впала в депрессию.

— Провал весьма относительный: вы всё-таки добились для Франции четвёртого места!
— Да. Но я всегда была впереди в спорте, учёбе и музыке. Я никогда не умела проигрывать. Пережить это в 19 лет — поздновато!

— Как вы во время пандемии справляетесь с невозможностью путешествовать и видеться с семьёй в Канаде?
— Это сложно. Я разрываюсь между Ландами и парижским регионом. Но мой сын говорит, что ему хочется поскорее привиться, чтобы поехать к бабушке в Канаду. Когда ты в пять лет ждёшь, чтобы тебе сделали укол, это значит, что что-то реально идёт не так. 

— В книге вы рассказываете, что несколько месяцев назад расстались со своим мужем Грегори, с которым прожили восемь лет. Что произошло?
— Знаете, мы постоянно растём. Развиваемся, даже когда становимся взрослыми. Иногда взрослеем по-разному, это тоже часть жизни.

— То, что вы отпраздновали сорокалетие, подтолкнуло вас к размышлениям?
— Нет. Будучи моложе, я считала, что в 40 лет ты уже пожилой. Но я не чувствую себя старой. Я ещё не в том возрасте, чтобы подводить итоги. Я ещё вовсю строю свою жизнь.

— Как вы справляетесь с разлукой с сыном в те дни, когда он с отцом?
— Сказать, что нормально, будет неправдой. Но я взрослый человек, должна мыслить здраво. Главное — это чтобы Бишенте чувствовал себя хорошо: пятилетнему ребёнку необходимо равновесие, а значит, мне иногда нужно с ним расставаться.

— Вы встретили новую любовь? В благодарностях к книге вы упоминаете некого Венсана… Может, это ваш пианист Венсан Бидаль?
— (Смеётся.) Меня окружают прекрасные люди, очень важные. Но я ещё не встретила нового мужчину. Я пока не разведена официально, так что не могу начинать что-то новое. Я рассталась с мужем и пока нахожусь в подвешенном состоянии. Я стараюсь жить одним днём, в смутный период это лучший выход. Как показала нам самоизоляция.

Беседовала Маэль Брен.

1. 10 февраля 1981 года
Наташа родилась в городе Батерст, Канада. Будучи ребёнком, о сцене не мечтала. «Я хотела быть продавщицей мороженого на велосипеде!»

2. 12 мая 2001 года
Она представляет Францию на Евровидении и занимает почётное четвёртое место, которое считает провальным.

3. 13 ноября 2015 года
У Наташи и её мужа Грегори Кийяка рождается сын Бишенте, с врождённым пороком сердца. Малыш перенёс операцию в возрасте нескольких месяцев.

4. Февраль 2021 года
10 февраля, в день своего сорокалетия, она выпускает книгу «Йога для занятых родителей» в издательстве «Flammarion».

Share

Copy Protected by Chetan's WP-Copyprotect.